Лечение алкоголизма, кодирование - Центр «Алкотер»

Размещено:  Зарядка
молдинги полиуритановые
Выступления врачей клиники на Финам.Фм

---------------
Олег Викторович Пархоменко, психиатр-нарколог, ведущий врач клиники "Роса" на Финам Фм

Expand text..
Выпуск 32. Чем обернется введение "сухого" закона на территории России?

"Парадокс" со Степаном Демурой
-------------------

ДЕМУРА: Добрый день, в эфире «Парадокс». Я – ведущий Степан Демура. Сегодняшняя тема у нас достаточно серьезная, мы поговорим об одном из двух крестов России. У нас есть два креста: это низкая рождаемость (вымирание нации) и алкоголизм. Сегодня мы поговорим как раз о первом кресте, алкоголизме, хотя он тесно связан и с низкой рождаемостью, вымиранием нации, как показывают исследования.

У нас в гостях сегодня Олег Викторович Пархоменко, психиатр, главный врач клиники расстройств высшей нервной деятельности «Роса». Добрый день, Олег Викторович.

ПАРХОМЕНКО: Здравствуйте.

ДЕМУРА: Ну, прежде чем перейти к этой теме, хотелось бы просто задать вам один вопрос, который, наверное, интересует многих радиослушателей. Это вопрос о так называемом «нуле». Ноль промилле в крови. Потому что существует очень много мнений, дискуссий, бывает ли ноль промилле в крови, или это все выдумки парламентариев, и тому подобное. Ваше мнение, как практикующего врача и специалиста в этой области.

ПАРХОМЕНКО: Мое мнение, как практикующего врача, таково, что определяют на самом деле не цифры, которые мы получаем при помощи прибора, а определяет клиника. И это оценивает врач, и часто случаются несоответствия клинической картины опьянения и показания прибора.

С одной стороны, большая концентрация, показываемая прибором, не видна клинически, как опьянение, и наоборот. Прибор – это не главный, это абсолютно косвенный показатель, и ориентироваться на его цифры, которые мы видим, ну, неправильно. И главное-то не в том, что показывают приборы, главное, что не в клинике – разные люди пьют, с разным уровнем здоровья.

И для кого-то через сутки возможность, скажем, выполнять свою работу, нахождение за рулем – это уже нормально, а для кого-то ненормально и через неделю садиться за руль, ибо уровень поражения алкоголем таков, что возможности операторского труда отсутствуют, как это ни парадоксально. Вроде пил неделю назад, но ты еще не можешь работать.

ДЕМУРА: Ну, вопрос-то сводится к тому, вот сейчас все говорят о нуле промилле, отбирают права, ужесточение законодательства. Вот ноль промилле в крови – вообще можно этого достичь? Или это нормальный уровень?

ПАРХОМЕНКО: Ноль промилле, конечно, должен быть ноль, но практика показывает… Что такое промилле вообще? Это тысячная часть. Это количество алкоголя в выдыхаемом воздухе в данном случае, потому что пользуются газоанализатором. Объективной была бы картина, максимально объективной, если бы мы брали две среды (мочу, кровь), смотрели там, и клиника – вот это показало бы, пьян человек, не пьян человек. Это был бы показатель.

Газоанализатор, конечно, может породить большое количество ошибок. Вот направить на экспертизу по показаниям газоанализатора – да, возможно. Но далее эксперт, ориентируясь на клинику… Здесь уже ничего не поделаешь, это дело последнее и окончательное, понимаете? Пьян человек или трезв, доктор должен решить, а не прибор.

ДЕМУРА: Но, в принципе, скажем так (этот вопрос волнует очень многих), вы считаете, насколько я понимаю, что пользоваться только прибором, особенно, когда увеличиваются штрафы и вводятся серьезные наказания, нельзя? И ноль там ставить тоже нельзя, на приборе?

ПАРХОМЕНКО: Прибор… Ноль нельзя, конечно, ставить. Сахарный диабет, кетоацидоз, по каким-то причинам количество эндогенного алкоголя может быть увеличено, понимаете? Это не значит, что все будут прятаться, обнаружат если сахарный диабет, но, тем не менее, ориентироваться на прибор, на цифры – нельзя, потому что нельзя, без обсуждений. Только клиника и осмотр могут стать…

ДЕМУРА: Это абсолютно, определенно научный факт? И все, что нам говорят про абсолютный ноль – серьезно воспринимать такие вещи нельзя? ПАРХОМЕНКО: Но говорят же не доктора. Конечно, законодатели ориентируются на мнение экспертов, на мнение клиники, пытаются максимально как-то это объектевизировать. Конечно, цифры уже – ну что это? Это вроде бы как объективность, но это иллюзия объективности. К сожалению или к радости, эта иллюзия. Когда мы поймем, что это иллюзия, мы будем ориентироваться на клинику, что правильнее.

Ведь опасность огромная заключается в том, что люди, основываясь на своем личном опыте, сами устанавливая себе меру, или устанавливая меру допустимого какого-то алкоголя, не ведают ведь, что творят. И чем раньше придет осознание того, что нельзя садиться за руль пьяным, тем это лучше. Вот что главное. Ну что, заловим мы человека, ну, пьяный он за рулем, ну, промиллями покажем, что он пьяный, ну клиника – он наубивал народу сколько… Нельзя садиться за руль – вот осознание какое.

Олег Пархоменко
Олег Пархоменко
ДЕМУРА: Но ведь просто люди садятся за руль, которые… Человек может вообще не пить, он садится за руль, прибор показывает, скажем, 0,05 – он пьяный, понимаете.
ПАРХОМЕНКО: Нет, нет, конечно. Конечно, нет. Ну, опять-таки…

ДЕМУРА: Права-то отбирают, штраф накладывают, вот в чем дело.

ПАРХОМЕНКО: Ведь газоанализатор, он вообще не специфичен для алкоголя. Ведь, условно говоря, побывав на ингаляции, подышав эвкалиптом, выдохнув в этот газоанализатор, мы получим какое-то количество, потому что он не специфичен для алкоголя, он специфичен для изменения выдыхаемого воздуха, понимаете? Он определяет, в принципе, нечто, хотя, конечно, главным образом, алкоголь. Но это запутывает ситуацию.

Чтобы распутать ее, можно установить максимально приближенные к объективным показатели. Это берем две среды – кровь, моча. И клиника – вот, пожалуйста. На цифры, на промилле в выдыхаемом воздухе, конечно, неправильно ориентироваться.

ДЕМУРА: Вывод один: если вас остановили, и вы не пили, вы абсолютно трезвый, насколько я понимаю, нужно требовать освидетельствование у врача.

ПАРХОМЕНКО: Да. И предусматривалось раньше, была такая норма, что если как-то первая экспертиза показывала, что человек пьян, а он утверждал, что он трезв, можно в течение какого-то времени повторную экспертизу где-то в аналогичном лечебном учреждении сделать для того, чтобы иметь основание. Ну, всякие бывают ситуации. Произвол административный никто не отменял по наше, так сказать, время. Случается.

ДЕМУРА: Олег Викторович, вот еще один вопрос по этой теме, который на самом деле мне тоже очень любопытен просто. Считается, что труп пил, если содержание 0,5. Почему, вот с чем это связано? С какими-то процессами разложения в организме? Просто, наверное, всем будет интересно это услышать.

ПАРХОМЕНКО: Ну, всем бы было… Когда дело касается посмертной экспертизы, это все-таки пусть лучше отвечает специалист, я, слава тебе, господи, пока вот с живыми людьми работаю, поэтому тут судебный медик пусть ответит лучше.

ДЕМУРА: Хорошо. Ну что ж, перейдем на самом деле к очень серьезной сейчас теме. Это алкоголизация страны. Она началась не сейчас, насколько я понимаю, она началась в конце 60-70-х с кампании еще тогда КПСС о здоровом и культурном потреблении алкоголя. Но прежде чем будем об этом говорить, я бы попросил вас описать, что такое алкоголизм, и как он возникает, и почему он так опасен.

ПАРХОМЕНКО: Ноты трагизма, Степан Геннадьевич, мы немножечко уменьшим, потому что трагизма у нас – в наши дни просто сплошной трагизм. Я вот, несмотря на то, что, так сказать, работаю в учреждении, занимающемся психиатрической помощью, я хорошее скажу.

А хорошее вот что: пошел народ лечиться. Не приводят, а приходят сами, говорят: «Доктор, я спиваюсь, помогите». Вот редкость, за четвертый десяток практической деятельности своей я наблюдаю, когда люди приходят сами, понимаете? Удивительный, удивительный факт, но вот он происходит.

Теперь о печальном. Печально вот что, друзья мои. Эпидемия – это когда много. Пандемия – это когда все. Мы живем в такое замечательное время, в такое трагичное время, когда у нас пандемия алкогольной болезни. Ибо болезнь проста до невозможности. Не следует отвлекаться и считать стадии: первую, вторую, третью или 33-ю. Это стадии, которые учитывают уже повреждения, которые алкоголь нанес. Алкоголизм прост. И два симптома. И ничего, что наши радиослушатели могут поставить себе диагноз сами?

ДЕМУРА: Пусть ставят.

ПАРХОМЕНКО: Значит, два события достаточны в жизни любого человека, чтобы поставить диагноз «алкогольная зависимость». Это хотя бы единственный провал памяти на фоне опьянения. Неважно, что потом вспомнил – был провал памяти. Это первый этап.

И заключительный – это инверсия, то есть изменение по отношению к спиртному по утрам. Вместо того чтобы «глаза бы мои не смотрели», вдруг появляется мысль, хотя бы мысль: «Надо выпить, чтобы ожить». Все. Это говорит о том, что ферментативная защитная система отсутствует, алкоголь утилизировать нечем, и он становится абсолютным нейротропным ядом.

Ведущий, как всякая болезнь куда-то ведет, алкоголизм ведет к слабоумию. К слабоумию не в смысле трамвайному, чтобы оскорбить кого-то, что: «Ты слабоумный», – а в смысле научаемости, анализа своих действий и прочих, так сказать, разрушающих моментов. Вот так, и неважно, что ты пьешь замечательный алкоголь, редкий, элитный или простой.

ДЕМУРА: Олег Викторович, мы должны уйти на новости.

ПАРХОМЕНКО: Да

Читать полностью: http://finam.fm/archive-view/7628/
http://www.rvnd.ru/alkogolizm

Источник: http://vk.com/lechenie_alkogolizma_v_moscow