Лечение позвоночника и суставов

Размещено:  Лечение
ролики чумака от алкоголизма

Текст
научной работы
на тему "РЕАКТИВАЦИЯ ВИРУСА ГЕПАТИТА В ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ РИТУКСИМАБА В ТЕРАПИИ ЛИМФОПРОЛИФЕРАТИВНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ". Научная статья по специальности "Медицина и здравоохранение"

ТОМ 1
НОМЕР 2
АПРЕЛЬ - ИЮНЬ 2008
КЛИНИЧЕСКАЯ
OI і і s s—ч ТЕРАПИЯ ГЕМОБЛАСТОЗОВ
Н КОгематология
Реактивация вируса гепатита В при использовании ритуксимаба в терапии лимфопролиферативных заболеваний
Ключевые слова
ритуксимаб, реактивация вируса гепатита В, лимфопролиферативные заболевания, ламивудин.
Hepatitis B virus reactivation due to the use of rituximab in the therapy of lymphoproliferative disorders
V. M. Sherstnev [1], S. V. Lepkov [2]
Keywords:
rituximab, hepatitis B virus reactivation, lymphoproliferative disorders, lamivudine.
[1] Russian State Medical University, Postgraduate Department of Oncology, Moscow
[2] Department of Hospital Therapy No. 2, Moscow Контакты:
Принято в печать: 28.04.2008 г.
В. М. Шерстнев [1], С. В. Лепков [2]
Началом новой эры в терапии лимфопролиферативных заболеваний было внедрение в клиническую практику первого моноклонального антитела — ритуксимаба (антитела к анти-CD20 антигену) [1]. Он показал свою эффективность в сочетании с безопасностью при CD20-позитивных лимфопролиферативных процессах на этапе доклинических исследований и был рекомендован к клиническому использованию. Применение ритуксимаба позволило увеличить частоту полных и частичных ремиссий и улучшить показатели выживаемости, что было продемонстрировано во многих клинических исследованиях.
Одной из работ, в которых была показана роль ритуксимаба в улучшении результатов терапии, было исследование B. Cottier и соавт. [2]. В нем оценены результаты лечения 399 первичных пациентов в возрасте от 60 до 80 лет с диффузной В-крупноклеточной лимфомой (GELA LNH-98.5). Пациенты были рандомизированы для получения стандартной или комбинированной терапии СНОР в сочетании с ритуксимабом. Показано, что после добавления ритук-симаба к схеме СНОР бессобытийная выживаемость по сравнению с достигнутой при СНОР-терапии повысилась с 37 до 57 % (р < 0,001), общая выживаемость — с 57 до 70 % (р = 0,007) при медиане периода наблюдения 2 года. При комбинированной терапии заметно увеличивается уровень ответа (полная ремиссия достигнута у 76 vs 63 % пациентов; р = 0,005), уменьшается частота рецидивов лимфомы (ре- 1
цидивы заболевания возникли у 15 vs 25 % пациентов; р = 0,002), уменьшается частота прогрессирования во время лечения (риск прогрессирования составил 9 vs 22 % в группе леченных без ритуксимаба; р = 0,005).
R. Marcus и соавт. подвели итоги международного рандомизированного исследования, в котором сравнивалась эффективность комбинированной химиотерапии по схеме R-CVP (ритук-симаб, циклофосфамид, винкристин, преднизолон) с результатами химиотерапии только по схеме CVP при лечении больных фолликулярной лимфомой
[3]. В исследование вошел 321 первичный больной фолликулярной лимфомой III—IV стадии. Медиана времени наблюдения после окончания лечения составила 30 мес. Частота общей эффективности и частота полных ответов составили 81 и 41 % соответственно при терапии по схеме R-CVP по сравнению с 57 и 10 % при терапии по схеме CVP (р < 0,0001). При комбинированной терапии по схеме CVP в сочетании с ритуксимабом по сравнению с химиотерапией только CVP наблюдалось значительное увеличение времени без прогрессирования заболевания (32 мес. по сравнению с 15 мес.; р < 0,0001) и времени до необходимости следующего противоопухолевого лечения (не достигнуто и 12 мес. соответственно; р < 0,0001). В резюме публикации отмечается, что полученные данные позволяют рассматривать комбинацию ритуксимаба с химиотерапией в качестве нового стандарта первой линии терапии фолликуллярных лимфом.
[1] Российский государственный медицинский университет, кафедра онкологии факультета усовершенствования врачей, Москва
[2] Кафедра госпитальной терапии № 2, Москва 136
Ритуксимаб и вирусный гепатит В
Т. Е. Бялик и соавт. опубликовали данные исследования, в котором показана роль ритуксимаба в лечении пациентов с хроническим лимфолейкозом [4]. Добавление ритуксимаба к химиотерапии по схеме ФЦ (флударабин, циклофосфан) увеличило медиану общей выживаемости до 47,8 мес. (при ФЦ-терапии — 36,9 мес.), а медиана безрецидивной выживаемости составила 46,1 мес. (при ФЦ-терапии — 39 мес.).
Все это позволяет считать ритуксимаб важнейшим компонентом комплексной терапии больных лимфопролиферативными заболеваниями. Сейчас ритуксимаб в сочетании с полихимиотерапией является стандартом в качестве первой линии лечения неходжкинских лимфом и хронического лимфолейкоза.
Ритуксимаб представляет собой химерные анти-CD20 моноклональные антитела, обладающие способностью специфически связываться с трансмембранным антигеном CD20, экспрессированным на нормальных и злокачественных B-лимфоцитах. Препарат вызывает комплемент-зависимую реакцию, результатом которой является апоптоз клеток, несущих антиген CD20 [5—7]. Терапия ритуксима-бом ведет к уменьшению числа В-клеток вплоть до нулевого уровня [8—10].
На фоне широкого применения ритуксимаба у пациентов с лимфопролиферативными заболеваниями в мировой литературе стали появляться сообщения о клинических наблюдениях, описывающих тяжелые вирусные инфекции у больных, получавших такую терапию. I. Dervite и соавт. в 2001 г. впервые сообщили о реактивации вируса гепатита В, возникшей у больного с антителами к вирусу гепатита В (ВГВ) и получавшего лечение ритуксимабом [11].
S. Vento и соавт. отмечают, что одновременно с положительным лечебным эффектом схем противоопухолевой терапии, включающих ритуксимаб, у некоторых больных развивается реактивация ВГВ-инфекции, в результате которой может развиться фульминантный гепатит с летальным исходом
[12]. Такие случаи не являются частыми, но тяжесть и нередкий летальный исход этого осложнения не позволяют оставить его без внимания [7, 13—19].
Одной из причин наиболее частой реактивации именно ВГВ-инфекции является его широкая распространенность в мире: среди всех инфекционных болезней хронический гепатит В занимает 3-е место. По данным мировой статистики, около 400 млн человек являются хроническими вирусоносителями (выявление HBsAg в сыворотке крови), что составляет около 5 % населения земного шара [20]. Для сравнения, число носителей вируса гепатита С составляет около 300 млн человек, а число ВИЧ-инфицированных приблизительно 65 млн.
Как известно, основой профилактики ВГВ-инфекции является активная вакцинация против ВГВ для создания гуморального иммунитета [20, 21]. В России благодаря внедрению в последние годы иммунизации с применением вакцин, содержащих рекомбинантный HBsAg, которой должны подвергаться все новорожденные, 13-летние подростки (ранее не прошедшие вакцинации) и лица группы риска, эпидемическая ситуация по ВГВ-инфекции несколько улучшилась, однако пока остается неблагоприятной. Кроме того, в России существует очень большая популяция старшего поколения, которой не проводилось вакцинации, а ВГВ-инфекция в этой популяции, как правило, становится случайной находкой в процессе обследования, проводимого для плановой госпитализации, и, в частности, при обнаружении новообразований, требующих хирургического или консервативного лечения.
Предметом нашего обзора явился анализ реактивации ВГВ-инфекции при лечении ритуксимабом больных лимфо-
пролиферативными заболеваниями, а также пути коррекции этого осложнения.
Механизм реактивации вирусной инфекции до конца не изучен, но высказываются предположения о ведущей роли выраженной В-лимфоцитопении. На фоне лечения ритуксимабом происходит резкое снижение количества В-клеток в крови. P McLaughlin и соавт. показали, что уменьшение В-клеток в периферической крови происходит через
24—48 ч после первой инфузии ритуксимаба, а восстановление В-клеток начинается через 6—9 мес. после завершения терапии и достигает нормализации через 9—12 мес. [22]. В-лимфоциты после лечения ритуксимабом практически не определяются в течение очень длительного срока — в среднем 8,4 мес., в отдельных наблюдениях до 20,8 мес. [23]. Глубокое и длительное снижение количества В-клеток с течением времени может привести к недостаточному количеству плазматических клеток и, следовательно, к снижению интенсивности антителообразования с увеличением риска инфекций. M. Ghielmini и соавт. в своей работе показали снижение уровня иммуноглобулинов класса М (IgM) у пациентов, получавших длительную терапию ритуксимабом (86 и 72 % от исходного уровня после 3 и 12 мес. терапии соответственно) [24]. Таким образом, продолжительный период уменьшения В-клеток, обусловленный терапией ритуксима-бом, приводит к угнетению гуморального иммунитета, что, в свою очередь, может увеличить частоту реактивации вирусных инфекций. При этом, как уже отмечалось, реактивация ВГВ-инфекции является одним из самых часто встречающихся случаев вирусной инфекции [6, 17, 25, 26]. Время реактивации ВГВ-инфекции приходится на пик падения В-клеток и составляет в среднем 5 мес. после начала лечения ритуксимабом.
Мы проанализировали данные современной литературы, в которых представлены клинические наблюдения реактивации ВГВ-инфекции на фоне или после терапии ритук-симабом.
S. Aksoy и соавт. приводят подробный анализ литературных данных об активации вирусных инфекций, связанных с лечением ритуксимабом, у пациентов с лимфомами [17]. Авторы обнаружили в англоязычной литературе 64 сообщения о тяжелой вирусной инфекции после лечения ритуксимабом. Медиана возраста больных в общей группе составила 61 год (от 21 до 79 лет), при ВГВ-инфекции — 53 года. Активация репликации ВГВ (39,1 %, 25 больных) встречалась наиболее часто, активация цитомегаловирусной (ЦМВ) инфекции составила 23,4 % (15 больных), вируса varicella-zoster —
9,4 % (6 больных), другие вирусные инфекции встретились в 28,1 % (18 больных) случаев. Медиана времени от начала лечения ритуксимабом до активации вирусной инфекции составила в среднем 5 мес. (от 1 до 20), при ВГВ-инфекции — в среднем 6 мес. (от 3 до 27). Отмечается, что только в 2 случаях ритуксимаб использовался в виде монотерапии, все остальные пациенты получали комбинированное лечение ритуксимабом и химиотерапией. Авторами отдельно рассматривается реактивация ВГВ-инфекции. Из 25 пациентов с ВГВ-инфекцией у 13 (52 %) до начала лечения определялся HBsAg, у 8 пациентов — только антитела к антигенам ВГВ (HBsAg-отрицательный статус) и у 4 пациентов HBsAg-статус был неизвестен до начала терапии ритуксимабом. 13 (52 %) из 25 заболевших пациентов умерли в результате острой печеночной недостаточности.
Второе место по частоте занимает активация ЦМВ-инфекции. Из 39 случаев всех других вирусных инфекций (не-ВГВ) 13 (33,3 %) пациентов умерли вследствие этих специфических инфекций. Авторы указывают, что в связи с высокой смертностью до начала терапии ритуксимабом не-
www.medprint.ru
137
В. М. Шерстнев, С. В. Лепков
обходимы исследования, позволяющие своевременно обнаружить вирусную инфекцию и начать ее терапию. Авторы рекомендуют проводить тщательный мониторинг ВГВ- и ЦМВ-инфекций у пациентов, получающих ритуксимаб.
Как уже упоминалось, существует опасность реактивации ВГВ-инфекции не только у пациентов с HBsAg, но и в случаях обнаружения антител к антигенам ВГВ. T. Sera и со-авт. описали наблюдение, в котором у 59-летнего мужчины с диагнозом неходжкинская лимфома развился острый вирусный гепатит В после назначения ритуксимаба [19]. До начала противоопухолевой терапии при исследовании вирусных маркеров были обнаружены антитела к ВГВ (анти-HBs), но анализ на наличие в крови поверхностного антигена (HBsAg) был отрицательным. После комбинированной терапии (ритуксимаб + химиотерапия) повысилась активность аминотрансфераз и в крови пациента был обнаружен HBsAg. Несмотря на попытки коррекции острой печеночной недостаточности, пациент умер. Авторы считают, что в этом случае реактивацию ВГВ-инфекции вызвал ритуксимаб, т. к. анализ клинического течения показал, что активность ами-нотрансфераз у больного повысилась только после назначения ритуксимаба, применение же ранее только химиотерапии не вызывало неблагоприятных эффектов. Этот случай наглядно продемонстрировал опасность реактивации ВГВ-инфекции при лечении ритуксимабом, вплоть до летального исхода.
Похожее клиническое наблюдение описано J. Law и со-авт. Ими была показана реактивация ВГВ-инфекции после химиотерапии по схеме ритуксимаб + CHOP [13]. В клинику поступил 67-летний мужчина с В-клеточной лимфомой. Перед химиотерапией в крови больного HBsAg не обнаружен, но присутствовали антитела к ядерному и поверхностному антигенам. На фоне лечения у больного развился фульминантный гепатит, и, несмотря на начатую терапию ламиву-дином, больной умер.
Эти два случая показывают возможность реактивации ВГВ-инфекции, которая может привести к летальному исходу, после химиотерапии, включающей ритуксимаб, даже у пациентов с отрицательным HBsAg, но положительными антителами к антигенам ВГВ.
Существуют предположения, что реактивация ВГВ-инфекции возможна вследствие иммуносупрессивной химиотерапии. Однако, скорее всего, применение ритуксимаба может быть более значимым фактором реактивации инфекционного процесса в случае с ВГВ. Подтверждением этого является работа G. Perceau и соавт., в которой авторы описывают случай поздней реактивации гепатита В с летальным исходом у больной с рецидивом индолентной лимфомы после монотерапии ритуксимабом [7]. E. Kimby объединил данные о 356 пациентах, получавших монотерапию ритуксимабом [27]. Частота всех инфекционных осложнений составила 30 %, инфекция вирусной этиологии — 3 % среди всех пациентов, что говорит о нечастой встречаемости этого осложнения.
Фатальная реактивация гепатита В реже встречается у больных, у которых выявлено присутствие мутантного precore штамма ВГВ. Как известно, инфекция, обусловленная мутантными штаммами ВГВ, отличается более мягким течением в сравнении с инфекцией, обусловленной «диким» вариантом вируса, хотя описаны случаи тяжелого поражения печени, вызванного мутантными штаммами, а иногда встречались даже фульминантные формы [21]. Так, J. Zell и соавт. описали больного неходжкинской лимфомой и сопутствующим хроническим гепатитом В, которому проводилось лечение по схеме ритуксимаб + CHOP. На этом фоне развилась фатальная реактивация ВГВ-инфекции [28]. При обследо-
вании у пациента в крови обнаружены высокие титры ДНК ВГВ, генетический анализ (последовательности ДНК) выявил присутствие pre-core мутанта. Этот пример показывает опасность реактивации инфекции, вызванной мутантным вариантом ВГВ на фоне терапии ритуксимабом.
Выбор наилучшей стратегии лечения больных лимфопролиферативными заболеваниями с маркерами ВГВ-инфекции нелегок. Реактивация гепатита В ведет к увеличению интервалов между циклами химиотерапии, а иногда приводит к ее прекращению, т. е. к неадекватному лечению соответствующей злокачественной опухоли. Необходимо было найти метод терапии, позволяющий предотвратить реактивацию ВГВ-инфекции. Наиболее изученным в этом плане остается препарат ламивудин [29]. Ламивудин относится к группе нуклеозидных аналогов, он ингибирует ДНК-полимеразу ВГВ, вызывая прекращение синтеза цепи строящейся вирусной ДНК в инфицированных клетках [21]. Следует подчеркнуть, что интерферон, применяемый в терапии хронического гепатита В, несмотря на его доказанную эффективность при данной инфекции, не используется одновременно с химиотерапией в лечении онкогематологических больных в связи с таким нередким побочным эффектом интерферона, как панцитопения [30]. В отличие от интерферона ламивудин может применяться во время химиотерапии, т. к. механизм его действия обусловлен непосредственным влиянием на ВГВ при отсутствии цитотоксического действия на клетки человека [20].
Y. Tsutsumi и соавт. описали больную неходжкинской лимфомой, у которой развилась реактивация гепатита В после комбинированной терапии, включавшей ритуксимаб [9]. При поступлении в крови у пациентки обнаружены HBsAg и дополнительные антитела к антигенам ВГВ. После четвертого курса химиотерапии (и третьего введения ритуксимаба) у нее развилась острая печеночная недостаточность, а титры антител в сыворотке крови внезапно снизились. После применения ламивудина острая печеночная недостаточность была купирована.
Анализ современной литературы показал, что профилактическое использование ламивудина предотвращает реактивацию гепатита В во время химиотерапии, содержащей ритуксимаб.
G. K. Lau и соавт. провели исследование, целью которого было изучение роли HBeAg в течении ВГВ-инфекции и роли ламивудина в предотвращении реактивации этой инфекции [31]. Наличие в крови НВеAg и высокое количество ДНК ВГВ свидетельствуют об активной репликации вируса и циркуляции в крови множества полноценных жизнеспособных вирусов. Высказывалось мнение, что высокая вирусная нагрузка перед началом противоопухолевой химиотерапии может быть особенно значимым фактором риска реактивации вирусной инфекции. В исследование было включено 24 больных неходжкинскими лимфомами, у которых в крови присутствовал НВsAg, у некоторых из них одновременно определялся в крови HBeAg. Всем больным проводилась химиотерапия, из них у 6 был применен ритуксимаб одновременно с химиотерапией. До начала, в течение химиотерапии и после ее окончания всем назначался ламивудин в дозе 100 мг/сут. Медиана длительности терапии ламивудином составила 11,5 мес. Критерием постановки диагноза реактивации ВГВ-инфекции было 10-кратное повышение уровня ДНК ВГВ или более по сравнению с ее исходным уровнем перед химиотерапией. Результаты исследования показали, что не было значимых различий между группами больных с разным статусом HBeAg при проведении химиотерапии. Гепатит, связанный с реактивацией ВГВ-инфекции, развился у одного больного из группы с HBeAg-положительным ста-
138
Клиническая онкогематология
Ритуксимаб и вирусный гепатит В
тусом и ни у одного из группы HBeAg-отрицательных. Ни у одного из 6 больных, которые получали комбинированную терапию, включающую ритуксимаб, и противовирусную терапию ламивудином, не развилась реактивация ВГВ-инфекции во время химиотерапии.
Аналогичные данные о роли ламивудина в профилактике или лечении реактивации гепатита В у больных, которым проводилась терапия по поводу неходжкинских лимфом, получены М. Persico и соавт. [32]. Обследовано 550 больных (271 мужчина и 279 женщин) неходжкинскими лимфомами в возрасте от 38 до 67 лет и 148 лиц контрольной группы, страдающих метаболическими нарушениями. Из 550 больных неходжкинскими лимфомами у 21 (3,5 %) был обнаружен положительный HBsAg. Частота выявления по сравнению с контрольной группой достоверно не различалась (3,5 vs 1,3 %; различия недостоверны). Больных неходжкинскими лимфомами лечили различными терапевтическими режимами согласно стадии и варианту лимфомы. Вскоре после начала химиотерапии у 12 из 21 больного с положительным HBsAg произошла реактивация вирусного гепатита. Из них 9 пациентам проведено лечение лами-вудином (100 мг/сут), 3 больных его не получали (период до внедрения ламивудина). У всех больных, леченных ламиву-дином, удалось подавить репликацию ВГВ, в то время как все 3 больных, которые не получали ламивудин, умерли от острой печеночной недостаточности. При этом 3 из 21 больного с положительным HBsAg профилактически назначали ламивудин во время химиотерапии и в течение 2 мес. после ее окончания. У всех трех никаких признаков реактивации гепатита В не выявлено.
Эти данные и другие литературные источники подтверждают эффективность ламивудина в профилактике и лечении реактивации ВГВ-инфекции [33—35]. По мнению авторов, заслуживает внимания тот факт, что при спонтанной реактивации ВГВ-инфекции у пациентов с неходжкинскими лимфомами и хроническим гепатитом В остановка репликации вируса иногда сохраняется даже после отмены ламивудина. Это значит, что возможно прерывистое назначение препарата только в период снижения показателей крови. Возможное объяснение такого режима терапии ламивудином объясняется тем, что репликация вируса у больных неходжкински-ми лимфомами активируется на фоне иммуносупрессии, вызванной химиотерапией. Назначение в этот период лами-вудина приводит к блокированию репликации ВГВ, поэтому не происходит реактивации ВГВ-инфекции. В дальнейшем применение ламивудина больше не требуется, т. к. восстановленный иммунный надзор снова обеспечивает противовирусную защиту против небольшой вирусной нагрузки.
Имеющиеся наблюдения показывают, что пациентам, которым планируется назначение ритуксимаба, при выявлении любых маркеров инфекции ВГВ (HBsAg, антитела к ВГВ) необходимо назначение противовирусной терапии препаратами из класса аналогов нуклеозидов. В настоящее время ламивудин не является единственным препаратом для терапии реактивации ВГВ, что связано с ростом резистентности к нему [38]. Резистент-
ность к ламивудину возникает в процессе лечения и связана с возникновением YMDD- или других мутаций ВГВ, вследствие чего препарат не подавляет репликацию вируса столь же эффективно, как в начале лечения [39]. Развитие резистентности свойственно всему классу аналогов нуклеозидов, но в меньшей степени выражено у препаратов следующего поколения, созданных также для лечения вирусного гепатита В, например энтекавир и телбивудин. Однако пока в доступной литературе сведений о применении этих препаратов у больных с лимфопролиферативными заболеваниями нами не найдено.
Важное значение имеет длительность проведения противовирусной терапии после завершения комбинированного лечения, включающего ритуксимаб. Учитывая медленную нормализацию числа В-клеток, которая достигает 20,8 мес. (в среднем 8,4 мес.), противовирусная терапия должна быть сходной продолжительности. K. Ono и со-авт. приводят клинический пример, когда преждевременная отмена ламивудина привела к реактивации ВГВ-инфекции [15]. Реактивация ВГВ произошла после терапии по схеме ритуксимаб + CHOP, несмотря на превентивное назначение ламивудина, у пациентки с диффузной В-крупноклеточной лимфомой. Больная получила 8 циклов лечения по схеме ри-туксимаб + CHOP в период с июля 2004 г. При обследовании перед началом терапии были выявлены серологические маркеры вируса гепатита В, однако уровень активности ами-нотрансфераз был в пределах нормы, что было расценено как латентное течение хронического гепатита В. Учитывая это, перед началом противоопухолевого лечения пациентке был назначен ламивудин перорально. Уровень ДНК ВГВ в крови: постепенно уменьшался и достиг неопределяемого порога в декабре 2004 г. Применение ламивудина было продолжено еще в течение 3 мес. после окончания противоопухолевой терапии и в сумме составило чуть менее года. 2 мес. спустя после прекращения терапии ламивудином пациентка вновь поступила с жалобами на общее недомогание. При обследовании обнаружены признаки печеночной недостаточности и повышение концентрации ДНК ВГВ в крови, таким образом, было диагностировано обострение хронического гепатита В. Немедленно была назначена терапия ламивуди-ном и интерфероном. Уровень ДНК ВГВ в крови вскоре снизился, а функция печени восстановилась.
Этот пример показывает, что оптимальная продолжительность противовирусной терапии еще не определена. В отдельных сообщениях о реактивации ВГВ-инфекции после иммуносупрессивной терапии предлагают продолжать терапию ламивудином в течение не менее 4—6 мес. после химиотерапии [36, 37]. В другом исследовании больные, получившие полный курс лечения, принимали ламивудин в среднем 6 мес. (разброс от 1 до 34 мес.) [31]. Учитывая медленное восстановление нормального уровня В-клеток, которое может достигать 20 мес., после окончания противоопухолевого лечения, включающего ритуксимаб, предпочтительно назначение противовирусной терапии на этот срок. Возможно, имеет смысл проводить мониторирование уровня В-клеток для решения вопроса об отмене противовирусной терапии.
ЛИТЕРАТУРА
1. Schulz H., Klein S. K., Rehwald U. et al. Phase 2 study of combined immunochemothera-py using rituximab and fludarabine in patients with chronic lymphocytic leukemia. Blood 2002; 100: 3115-20.
2. Keating M. Combination therapy in CLL. Leukemia, 2000, Program and abstract book. — P. 26, abstr. S25.
www.medprint.ru
3. Marcus R, Imrie K, Belch A. et al. CVP chemotherapy plus rituximab compared with CVP as first-line treatment for advanced follicular lymphoma. Blood 2005; 105(4): 1417-23.
4. Бялик Т. Е., Гривцова Л. Ю., Карселад-зе А. И. и др. Некоторые прогностические факторы при современной терапии хронического лимфолейкоза. Соврем. онкол. 2006; 8(4).
5. Fanale M. A., Younes A. Monoclonal antibodies in the treatment of non-Hodgkin’s lymphoma. Drugs 2007; 67(3): 333-50.
6. Tsutsumi Y., Kawamura T., Saitoh S. et al. Hepatitis B virus reactivation in a case of non-Hodgkin’s lymphoma treated with chemotherapy and rituximab: necessity of prophylaxis for hepatitis B virus reactivation in rituximab therapy. Leuk. Lymphoma 2004; 45(3): 627-9.
7. Perceau G., Diris N., Estines O. et al. Late lethal hepatitis B virus reactivation after rituximab treatment of low-grade cutaneous B-cell lymphoma. Br. J. Dermatol. 2006; 155(5): 1053-6.
139
В. М. Шерстнев, С. В. Лепков
8. Roccatello D., Baldovino S., Rossi D. et al. Long-term effects of anti-CD20 monoclonal antibody treatment of cryoglobulinaemic glomerulonephritis. Nephrol. Dial Transplant. 2004; 19(12): 3054-61.
9. Aries P. M., Hellmich B., Voswinkel J. et al. Lack of efficacy of rituximab in Wegener’s granulomatosis with refractory granulomatous manifestations. Ann. Rheum. Dis. 2006; 65: 853-8.
10. Specks U., Fervenza F. C, McDonald T. J. et al. Response of Wegener’s granulomatosis to an-ti-CD20 chimeric monoclonal antibody therapy. Ar-thr. Rheum. 2001; 44: 2836-40.
11. Dervite I., Hober D., Morel P. et al. Acute hepatitis B in a patient with antibodies to hepatitis B surface antigen who was receiving rituximab. N. Engl. J. Med. 2001; 344(1): 68-9.
12. Vento S, Cainelli F., Longhi M. et al. Reactivation of replication of hepatitis B and C viruses after immunosuppressive therapy: an unresolved issue. Lancet Oncol. 2002; 3(6): 333-40.
13. Law J. K., Ho J. K., Hoskins P. J. et al. Fatal reactivation of hepatitis B post-chemotherapy for lymphoma in a hepatitis B surface antigen-negative, hepatitis B core antibody-positive patient: potential implications for future prophylaxis recommendations. Leuk. Lymphoma. 2005; 46(7): 1085-9.
14. Yang S. H, Kuo S. H. Reactivation of hepatitis B virus during rituximab treatment of a patient with follicular lymphoma. Ann. Hematol. 2007 Oct 12.
15. Ono K., Iyama S., Matsunaga T. et al. Reactivation of hepatitis B virus due to rituximab plus CHOP after preemptive lamivudine administration in a patient with diffuse large B-cell lymphoma. Gan To Kagaku Ryoho 2007; 34(9): 1509-12.
16. Ennishi D., Terui Y., Yokoyama M. et al. Monitoring serum hepatitis C virus (HCV) RNA in patients with HCV-infected CD20-positive B-cell lymphoma undergoing rituximab combination chemotherapy. Am. J. Hematol. 2007 Aug 21.
17. Aksoy S., Harputluoglu H., Kilickap S. et al. Rituximab-related viral infections in lymphoma patients. Leuk. Lymphoma. 2007; 48(7): 1307-12.
18. Fernandez F. J., de la Fuente Aguado J., Puerta Louro R. et al. Reactivation of hepatitis B
after treatment with CHOP and rituximab. Rev. Clin. Esp. 2007; 207(4): 220.
19. Sera T., Hiasa Y., Michitaka K. et al. Anti-HBs-positive liver failure due to hepatitis B virus reactivation induced by rituximab. Intern. Med. 2006; 45(11): 721-4.
20. Хронический вирусный гепатит / Под ред. В. В. Серова, З. Г. Апросиной. — М.: Медицина, 2004.
21. Майер К.-Р. Гепатит и последствия гепатита. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2004. — 718 с.
22. McLaughlin P., Grillo-Lopez A. J., Link B. K. et al. Rituximab chimeric anti-CD20 monoclonal antibody therapy for relapsed indolent lymphoma: half of patients respond to a four-dose treatment program. J. Clin. Oncol. 1998; 16: 2825-33.
23. Kramm H., Hansen K. E., Gowing E. et al. Successful therapy of rheumatoid arthritis with rituximab. J. Clin. Rheumatol. 2004; 10: 28-32.
24. Ghielmini M., Schmitz S. F., Cogliatti S. et al. Effect of single-agent rituximab given at the standard schedule or as prolonged treatment in patients with mantle cell lymphoma: a study of the Swiss Group for Clinical Cancer Research (SAKK). J. Clin. Oncol. 2005; 23: 705-11.
25. Tsutsumi Y., Tanaka J., Kawamura T. et al. Possible efficacy of lamivudine treatment to prevent hepatitis B virus reactivation due to rituximab therapy in a patient with non-Hodgkin’s lymphoma. Ann. Hematol. 2004; 83: 58-60.
26. Hamaki T., Kami M., Kusumi E. et al. Prophylaxis of hepatitis B reactivation using lamivudine in a patient receiving rituximab. Am. J. Hematol. 2001; 68: 292-4.
27. Kimby E. Tolerability and safety of rituximab (MabThera). Cancer Treat. Rev. 2005; 31: 456-73.
28. Zell J. A., Yoon E. J., Ignatius Ou S. H. et al. Precore mutant hepatitis B reactivation after treatment with CHOP-rituximab. Anticancer Drugs 2005; 16(1): 83-5.
29. Tsutsumi Y., Kanamori H., Mori A. et al. Reactivation of hepatitis B virus with rituximab. Expert Opin. Drug Saf. 2005; 4(3): 599-608.
30. Leaw S. J., Yen C. J., Huang W. T. et al. Preemptive use of interferon or lamivudine for hepatitis
B reactivation in patients with aggressive lymphoma receiving chemotherapy. Ann. Hematol. 2004; 83(5): 270-5.
31. Kim J. S., Hahn J. S., Park S. Y. et al. Long-term outcome after prophylactic lamivudine treatment on hepatitis B virus reactivation in non-Hodgkin’s lymphoma. Yonsei. Med. J. 2007; 48(1): 78-89.
32. Persico M., De Marino F., Russo G. D. et al. Efficacy of lamivudine to prevent hepatitis reactivation in hepatitis B virus-infected patients treated for non-Hodgkin lymphoma. Blood 2002; 99(2): 724-5.
33. Clark F. L., Drummond M. W., Chambers S. et al. Successful treatment with lamivudine for fulminant reactivated hepatitis B infection following intensive therapy for high-grade non-Hodgkin’s lymphoma. Ann. Oncol. 1998; 9: 385-7.
34. Picardi M., Selleri C., De Rosa G. et al. Lamivudine treatment for chronic replicative hepatitis B virus infection after allogenic bone marrow transplantation. Bone Marrow Transplant. 1998; 21: 1267-9.
35. Matsuo K., Takenaka K., Shimomura H. et al. Lamivudine and glycyrrhizin for treatment of chemotherapy-induced hepatitis B virus (HBV) hepatitis in achronic HBV carrier with non-Hodgkin lymphoma. Leuk. Lymphoma. 2001; 41: 191-5.
36. Lau G. K, Yiu H. H., Fong D. Y. et al. Early is superior to deferred preemptive lamivudine therapy for hepatitis B patients undergoing chemotherapy. Gastroenterology 2003; 125(6): 1742-9.
37. Idilman R. Lamivudine prophylaxis in HBV carriers with haemato-oncological malignancies who receive chemotherapy. J. Antimicrob. Chemother. 2005; 55(6): 828-31.
38. Keeffe E. B., Dieterich D. T., Han S. B. et al. A treatment algorithm for the management of chronic hepatitis B virus infection in the United States: an update. Clin. Gastroenterol. Hepatol. 2006. In press.
39. Mommeja-Marin H., Mondou E., Blum M. R., Rousseau F. Serum HBV DNA as a marker of efficacy during therapy for chronic HBV infection: analysis and review of the literature. Hepatology 2003; 37(6): 1309-19.
140
Клиническая онкогематология

Источник: http://cyberleninka.ru/article/n/reaktivatsiya-vir...