Хабиров Ф.А. Мануальная терапия компрессионно невральных

Размещено:  Радикулит

Мануальная терапия — это комплекс приемов ручного воздействия с использованием различных положений тела для устранения функциональных нарушений двигательной системы [5]. Мануальное лечение известно со времен Гиппократа и Авиценны, однако лишь в последние годы оно получило научное обоснование. Мануальная терапия является одним из основных элементов медицинской реабилитации. По мнению В.П. Веселовского [4], ее целесообразно применять для коррекции двигательного стереотипа, купирования его осложнений, а также для воздействия на мышечные вертеброгенные синдромы.

Мануальная терапия используется у больных остеохондрозом шейного отдела позвоночника на стадии стабилизации и регресса симптоматики. И.П.Антонов и В.Н.Григорьева считают [1, 5], что основное назначение этого вида лечения — коррекция мышечных связочно-суставных осложнений неоптимально формирующегося стато-локомоторного стереотипа.

Высокая эффективность мануальной терапии при неврологических проявлениях шейного остеохондроза доказана многими исследователями [2, 4, 6, 7, 9—12]. Ее приемы не только купируют болевой синдром и ликвидируют рефлекторное напряжение мышц, но и устраняют статодинамические нарушения в позвоночно-двигательных сегментах (ПДС), оказывают влияние на компрессионно-механический и дисфиксационный факторы возникновения заболевания [3, 4, 8, 13].

Однако на сегодняшний день еще не полностью определена эффективность мануальной терапии при мышечно-тонических и миофасциальных синдромах шейного остеохондроза, нет единого мнения о мануальной терапии вертеброгенной вестибулярной дисфункции и тактике ведения больных, не установлена зависимость результата лечения от длительности заболевания, возраста пациентов, продолжительности обострения и других факторов, не окончательно выяснены противопоказания к данному виду терапии.

Под нашим наблюдением находилось 109 больных остеохондрозом шейного отдела позвоночника в возрасте от 21 года до 58 лет. Женщин было 43, мужчин — 66. Помимо общеневрологического и инструментального обследования лечению предшествовала мануальная диагностика, в процессе которой определялось функциональное состояние всех ПДС и краниовертебрального перехода.

При постановке диагноза использовалась клиническая классификация заболеваний периферической нервной системы, разработанная академиком И.П.Антоновым (1987). У 81 (74,3%) человека заболевание носило хронический характер. У всех больных имели место рефлекторные синдромы, а именно: цервикокраниалгия — у 44 (40,4%), цервикалгия — у 24 (22%), цервикобрахиалгия — у 41 (37,6%).

При неврологическом исследовании наиболее часто отмечались следующие симптомы: боль при пальпации остистых отростков и в шейных паравертебральных точках, а также в шее при движении, ограничение движений в шейном отделе позвоночника, повышение тонуса мышц шеи и надплечья, напряжение паравертебральных мышц.

Длительность заболевания составляла от 1—2 мес до 5 лет и более, в том числе до 1 года — 33 чел. (30,3%), от 1 года до 3 лет — 26 (23,8%), свыше 3 лет — 50 (45,9%). В зависимости от длительности последнего обострения распределение больных было следующим: с длительностью обострения до 1 мес — 31 чел. (28,4%), от 1 до 3 мес — 43 чел. (39,4%), свыше 3 мес — 35 чел. (32,1%).

Наиболее частой жалобой у всех пациентов были боли, которые локализовались при цервикалгии в шейном отделе позвоночника и усиливались при движении, при цервикокраниалгии — в шее и области затылка, причем боль была давящего, сжимающего характера, иногда с иррадиацией в виски и глазные яблоки, при цервикобрахиалгии — в шее, области лопатки, надплечье и плече.

У 59 (54,1%) больных отмечались вестибулярные расстройства. Головокружение носило у 29 (26,6%) лиц системный, у 34 (31,1%) — несистемный, у 46 (42,2%) — смешанный характер. Длительность приступов головокружения колебалась от 10—20 с до 25 мин более. Возникали они чаще (71,6%) при резких поворотах головы. Снижение слуха отмечалось у 35 (32,1%) обследованных, шум в ушах — у 54 (49,5%).

Началу лечения всегда предшествовало мануальное обследование пациента, определяющее тактику дальнейшего вмешательства. У всех больных нами выявлялись функциональные блокады (ФБ) позвоночно-двигательных сегментов. Так, наиболее часто функциональный блок встречался в верхнешейных (78,0%) и нижнешейных ПДС (73,4%). При цервикокраниалгии ФБ имели место в ПДС С0-С1, при цервикобрахиалгии и цервикалгии — в ПДС С5-Т1.

На особенности реабилитационных мероприятий у больных с неврологическими проявлениями шейного остеохондроза (НПШО) в наибольшей степени влияет не только характер клинических синдромов, но и локализация и стадия патологического процесса, поэтому всем больным проводилось рентгенологическое исследование шейного отдела позвоночника в передне-задней и боковой проекциях, а также функциональная спондилография — сгибание и разгибание в боковой проекции. Степень выраженности остеохондроза определяли по классификации Säker (1952).

Перед сеансом мануальной терапии измеряли амплитуду движений в суставах, пальпаторно определяли локализацию и степень выраженности ФБ, дисбаланса мышц и функционального состояния двигательного стереотипа. На основании полученных результатов вырабатывалась тактика применения различных методик мануальной терапии.

Различают три методических приема воздействия: мобилизация, манипуляция и комбинированные приемы. Непосредственным объектом воздействия являются мышцы и/или суставы.

На этапе обострения адекватным считали воздействие на клинически «виновный» ПДС, служащий источником распространенной миофиксации, причем предпочтение отдавали приемам мобилизации, которые существенно менее травматичны в сравнении с приемами манипуляции. При мобилизации начинали движения, противоположные по направлению тем, которые вызывали боль, и избегали приемов, включающих ротацию и интенсивное надавливание.

При выраженном мышечном спазме широко применяли постизометрическую релаксацию (ПИР) мышц (ряд авторов определяет ее как «постизометрическая мобилизация»). Общий принцип ПИР заключается в пассивном растяжении мышцы тотчас же после ее 7—10-секундного легкого активного статического (изометрического) напряжения. Затем больному давалась команда расслабиться, и в это время в течение 10—20 с проводилось плавное, максимально возможное растяжение мышцы (фаза расслабления и пассивного растяжения мышцы).

Пассивное растяжение выполнялось плавно и без усиления имеющихся болевых ощущений. Этот цикл, состоявший из двух фаз, повторялся 5—6 раз. При проведении ПИР использовали дыхательные и глазодвигательные синергии. Фаза напряжения проходила на медленном вдохе с отведением глаз в сторону соответствующей мышцы, фаза растяжения — на медленном выдохе с отведением глаз в противоположную сторону.

Возникающее расслабление мышцы при сохранности тоногенного источника является лишь временным, но нередко достаточным для спонтанного разблокирования отдельных ПДС.

Противоположное функциональному блоку патобиомеханическое проявление — локальная гипермобильность, которая возникает в ПДС выше и ниже ФБ. Это способствует сохранению максимально возможного объема движений в соответствующих отделах позвоночника.

Еще одним из основных патогенетических нарушений является регионарный постуральный дисбаланс мышц. Он заключается в возникновении нарушений функциональных соотношений между постуральными мышцами (склонны к укорочению) и физическими мышцами (склонны к расслаблению), что приводит к формированию неоптимального двигательного стереотипа.

Наличие функционального блока, локальной гипермобильности, регионарного постурального дисбаланса вызывает изменения двигательного стереотипа. У больных с локомоторными нарушениями присутствовали все эти составляющие, поэтому мануальная терапия применялась нами дифференцированно для коррекции различных видов патобиомеханических проявлений локомоторных нарушений.

В наших случаях мобилизация часто завершалась манипуляцией, т. е. для устранения ФБ применялся быстрый, короткий, малый по амплитуде толчок. Как правило, манипуляция проводилась после достижения максимально возможного пассивного объема движения в суставах и сопровождалась звуковым феноменом — щелчком или хрустом. После манипуляции больного укладывали на кушетку, на которой он находился в лежачем положении от 30 мин до 1—2 ч с обязательной последующей фиксацией шеи воротником Шанца до 24 ч.

Важной завершающей частью мануальной терапии была коррекция постурального дисбаланса мышц и неоптимального двигательного стереотипа. Для этого мы использовали специальные методики лечебной физкультуры, приемы по перестройке выполнения бытовых и профессиональных движений.

В результате проведенной мануальной терапии мы достигли планируемых показателей. Основными клиническими признаками улучшения считали устранение или уменьшение болевого синдрома, мышечно-тонических нарушений, а также степени и количества функциональных блоков в шейных позвоночных сегментах при мануальном обследовании. Изучались спондилограммы до и после мануальной терапии.

После курса мануальной терапии головокружение исчезло у 60 (55%) больных, головная боль — у 23 (52,3%), боль в шее — у 43 (39,4%), у 60 (55,0%) пациентов боль в шее уменьшилась и только у 6 (5,5%) состояние не изменилось. Значительное улучшение наступило у 25 (56,8%) больных цервикокраниалгией, у 26 (63,4%) — цервикобрахиалгией и у 13 (54,0%) — цервикалгией.

При анализе рентгенологической картины и сопоставлении ее с неврологическими проявлениями остеохондроза установлено увеличение физиологического лордоза, амплитуды и гармонизации движения в шейном отделе позвоночника, исчезновение сколиоза, уменьшение угловой подвижности и улучшение других статокинетических показателей.

Результаты наших исследований согласуются с существующими представлениями о саногенетических реакциях организма при шейном остеохондрозе. Под саногенезом понимают динамический комплекс защитно-приспособительных процессов, возникающих при воздействии на организм чрезвычайного раздражителя, развивающихся на всем протяжении болезни и направленных на восстановление нарушенной саморегуляции организма.

Нами установлено, что для предупреждения осложнений больным с неврологическими проявлениями остеохондроза шейного отдела позвоночника следует проводить мануальную терапию при начальных признаках заболевания. У больных с функциональным вариантом неврологических проявлений шейного остеохондроза для расслабления мышц рекомендуются приемы классического массажа по релаксирующей методике с последующей постизометрической релаксацией мышц и/или мобилизацией. При проведении мануальной терапии больным с НПШО необходим «щадящий» режим в лечении. За один сеанс манипуляции рекомендуется проводить на одном блокированном ПДС, точнее суставе.

Таким образом, мануальная терапия при остеохондрозе шейного отдела позвоночника является важной частью медицинской реабилитации больных с локомоторными нарушениями, так как она устраняет патобиомеханические изменения и способствует ликвидации связанного с ними болевого синдрома.

 

Литература 

1. Антонов И.П. // Здравоохранение. — 1996. — №4. — С. 7—9. 

2. Борисенко А.В. Дифференцированное применение мануальной терапии у больных рефлекторными синдромами шейного остеохондроза: Автореф. дис. ... … канд. мед. наук. — Мн., 1992. — 15 с.

3. Вертилэ С. Остеохондроз позвоночника. — М., 1992. — 47 с.

4. Веселовский В.П. Практическая вертеброневрология и мануальная терапия. — Рига, 1991. — 341 с.

5. Григорьева В.Н. // Дистрофические поражения позвоночника: Руководство по реабилитации больных с двигательными нарушениями. Т. II / Под ред. А.Н. Беловой, О.Н. Щепетовой. — М., 1999. —С. 478—589.

6. Иваничев Г.А. Мануальная терапия мышечных гипертонусов: Метод. рекомендации. — Казань, 1984. — 29 с.

7. Иваничев Г.А. Мануальная терапия: Руководство, атлас. — М., 1997. — 448 с.

8. Лиев А.А. Мануальная терапия мио-фасциальных болевых синдромов. — Днепропетровск, 1993. — 135 с.

9. Рыбин И.А. // Здравоохранение. — 2000. — №3. — С. 12—14.

10. Самосюк И.З., Войтаник С.А., Попова Т.Д., Гавата Б.В. Мануальная, гомеопатическая и рефлексотерапия остеохондроза позвоночника. — Киев, 1992. — 142 с.

11. Ситель А.В. Мануальная терапия неврологических синдромов остеохондроза позвоночника: Метод. рекомендации. — М., 1989. — 52 с.

12. Хабиров Ф.А. Мануальная терапия компрессионно-невральных синдромов остеохондроза позвоночника. — Казань, 1991. — 213 с.

13. Lewit K. Manuella Medizin im Raumen medizinischen Rehabilitation. — Leipzig, 1983. — 568 S.

Медицинские новости. – 2003. – №10. – С. 83-85.

Внимание! Статья адресована врачам-специалистам. Перепечатка данной статьи или её фрагментов в Интернете без гиперссылки на первоисточник рассматривается как нарушение авторских прав.

Источник: http://www.mednovosti.by/journal.aspx?article=2462